Сказки про краски

Kr_0

Жил-был Синий. Как-то пришел к нему в гости Красный и говорит…». Так начинаются сказки о жизни… цветов. Не тех, которые растут на лужайках и клумбах, а тех, которые дают названия краскам. Чего только с ними не происходит! Они играют и ссорятся, путешествуют и танцуют невиданные танцы. И все это можно увидеть собственными глазами.

♦♦♦

Стоит только взять в руки волшебную палочку-кисточку, окунуть в краску и коснуться листа бумаги… Так учат рисовать детей вальдорфские педагоги. Они придумали немало интересных приемов, в том числе и специальную методику рисования жидкими красками.

По виду эти краски похожи на окрашенную воду. Они напоминают нашу привычную акварель, но заранее разведены в баночке с водой.

Вода — главная субстанция жидкой краски. Вальдорфцы считают, что это качество роднит краску с ребенком: он тоже «текучий», так мало пока застывшего, затвердевшего и в его душе, и в его теле.

Жидкие краски позволяют создавать чистые цвета. Только надо рисовать на заранее подготовленной акварельной бумаге. Для этого бумагу сильно смачивают (можно прямо опустить листы в тазик с водой) и кладут на час под мокрую тряпочку, чтобы дать ей как следует пропитаться влагой.

Подготовленная таким образом бумага при работе не коробится. А краски расплываются по ее поверхности красивыми причудливыми пятнами. Их не смешивают (краскам это не нравится: получается грязный цвет), а располагают рядом друг с другом.

На границах цветовых пятен смешение происходит само собой. Образуются различные цветовые оттенки.

Главное в таких рисунках — настроение. Веселое, грустное, тревожное или рождающее ожидание непредсказуемого, оно всегда зовет в сказку, в волшебный мир сияющих видений и снов.

Гете, которого так любят все вальдорфские педагоги, сказал как-то, что цвет — это страдания света в темноте.

Как знать, может, через цветные пятна, дрожащие на листе бумаги, мы бессознательно ищем пути к свету?..

P.S. Если у вас нет жидких красок, можно воспользоваться хорошей отечественной акварелью, например, «Ленинградской». Не забудьте, что в процессе живописания вам понадобится много воды, две, а то и три кисточки (чтобы цветовые пятна получались чистыми) и тряпочки для кистей и для рук.

♦♦♦

Когда появился Желтый, он сразу брызнул в разные стороны и залил собою целый мир. «Ах!» — сказали все и даже зажмурились. А Желтый засмеялся и стал плясать и прыгать.

— Мы — желтые, — сказали одуванчики и закачали головками. И вместе с ними качался веселый Желтый.

— Песчинки — тоже желтые! — закричали дети, выскочили из воды и тут же зарылись в теплый морской песок. Желтый посмотрел и стал строить вместе с детьми влажные песочные замки, целые крепости и подземные переходы. И они вместе весело смеялись.

— Солнце — тоже желтое! — сказали все.

— Да-да-да! — крикнул Желтый, не смог сдержать радости и подпрыгнул до самого неба.

А Подсолнух все вертел головой и смотрел на него с любовью и нежностью: куда Желтый, туда и он. И до сих пор глаз не сводит.

Синий был глубоким и задумчивым. От него всем делалось спокойно на душе. Он занял собою все небо и все моря, все озера, все речки. Даже далекие горы были синими, и далекие леса были синими. И маленькие цветочки-незабудочки, намокнув раз под проливным дождем, ухватили себе по капельке синевы.

Синий посмотрел на Желтого и подумал: «Если так сиять, прыгать и брызгать во все стороны, можно быстро устать». И он обнял Желтого за плечи. Осторожно, бережно, чтобы тот не обиделся.

И Желтому стало так хорошо, так уютно, так спокойно! Он вздохнул… И появился Зеленый. Зелеными были трава, деревья и Дружба.

Красный был красным и больше никаким. Когда он пришел, все сказали: «Надо же, какой красный! Хоть бы не дрался!».

А Красному было скучно. Тут увидел он Желтого и потянулся к нему. Все испугались, а Желтый обрадовался (он ведь всему радовался!) и побежал навстречу Красному.

— Я — кровь! — зашипел Красный.

— Как здорово! — засмеялся Желтый.

— Я — молния! — снова пригрозил Красный.

— Как интересно! — воскликнул Желтый.

— Я — огонь! — вскипел Красный.

— И я тоже, — ответил Желтый и подбежал к Красному так близко, что коснулся его. Красный опешил, перестал шипеть и тоже дотронулся до Желтого. Дотронулся — и тут же почувствовал, как весело ему становится. Сначала он даже немного испугался: «Что за глупости такие!». Но потом не выдержал и засмеялся.

— Ха-ха-ха! Ха-ха-ха! Ха-ха-ха!

И Желтый засмеялся и запел:

— Ля-ля-ля! Ля-ля-ля!

Откуда ни возьмись появился Оранжевый и давай тоже смеяться и подпевать:

— Ха-ха-ха! Ля-ля-ля!

И так они смеялись и пели до самого вечера, пока не устали.

♦♦♦

Красный не хотел знакомиться с Синим, а Желтый его уговаривал. Вот однажды Желтый позвал Красного поиграть и не сказал, что Синий тоже придет. Спрятался в уголке и стал ждать, что выйдет.

Красный увидел Синего и давай пятиться: прижался к Желтому. А Синий все приближается. Он совсем не стеснялся и ничего не боялся. Коснулся осторожно Красного и сказал:

— Давай что-нибудь вместе придумаем.

Красный сначала нахмурился, а потом согласился. Они стали вместе думать. И придумали Фиолетовый.

— Хочешь послушать колыбельную песенку? — спросил как-то Желтый Красного. — Тогда стань маленьким!

Красный послушался и стал совсем маленьким. Желтый укутал его и позвал Синего.

— Видишь, Красный — совсем маленький. Спой ему колыбельную песенку, — попросил Желтый и тоже свернулся клубочком.

Синий обнял Желтого и запел. Желтый с Красным тихонько дремали, и им снились сны: Желтому — нежные, зеленые, а Красному — теплые, оранжевые. А Синему нельзя было спать. Потому что он был как Мама.

Марина Аромштам

 

Комментарии отключены.